Наши Результаты Освоения Английского Языка

0

Предисловие или Как всё начиналось…

Разговаривать на английском языке я начала со своим первым ребёнком, дочкой Катюшкой. Ей было 3 месяца. И до того момента, как ей исполнилось 9 месяцев, и она, ещё не умея говорить, начала показывать пальчиком предметы, которые я просила её, мне удалось преодолеть чувство внутреннего дискомфорта и неловкости, связанное с тем, что мне приходилось говорить на английском языке в русской среде со своей русской дочерью. Это был 1999 год.

Поначалу я не знала, что получится. Идея обучения английскому с рождения не была так развита как сейчас, и реализовывалась только в немногочисленных смешанных семьях. Посещая различные семинары для преподавателей, я встречала сильное сопротивление со стороны наших лингвистов. Они все говорили, что ни в коем случае нельзя вводить второй язык до того, как ребёнок научится хорошо говорить на русском, убедительных аргументов дать тоже не могли. Я же опиралась на опыт смешанных семей, в которых дети говорят одинаково хорошо на двух языках. Желание у меня было огромное, мне хотелось помочь Кате и избавить её хотя бы от зубрежки — спутницы изучения иностранного языка. Но результат оказался куда значительнее.

Катюша (1999 г.р.)

Катюша заговорила рано, в год. Первое её слово было на английском языке – eye. В год и три месяца она уверенно использовала eye, bye, baby, bear, car, co(ck), bee, my, daddy, mummy, dig, pa, ear, bir(d), we, gra(ss), tea, wha(t). На русском — папа, мама, баба, деда, дядя, тётя, ляля, няня, вава, кака, зай(заяц), не, да, дай, иди, на. В самом начале становления речи она предпочитала использовать короткие английские слова, что вполне закономерно. К двум годам она уже свободно говорила на двух языках. Мыслила ещё на английском, судя по тому, какой язык она использовала в своих играх. К трём годам русский начал доминировать, то есть, обширнее становится словарный запас и более сложное построение речи. В этот же период во время самостоятельных игр она начинает говорить по-русски. В четыре года она пошла в садик, я — на работу. Активный лексический запас у Кати несколько уменьшается: случается, что она забывает некоторые английские слова, изредка делает грамматические ошибки в редко используемых грамматических структурах, например, Conditionals. Но серьёзных потерь не произошло. Грамматическая основа, языковое чутьё остались. Лексический запас с возрастом удалось увеличить соответственно возрастным потребностям. Никаких проблем в общении со сверстниками у неё никогда не возникало: ни до того, как она пошла в садик, ни после этого.

Это Интересно!

Катя воспринимала языки и разделяла их для себя на фонетическом уровне. Я определила это совершенно случайно, когда попросила её назвать, из каких букв состоит слово, содержащее букву «я». Ей тогда было лет 5-6. И она удивила меня, назвав вместо ожидаемого мною звука [я] — [й] и [а], вместо ю – [й] и [у], вместо ё – [й] и [о]. Этому наших русских детей учат в начальных классах школы.

Также когда я просила её назвать слова, начинающиеся на русский звук, — она подыскивала русские, когда на английский – английские. То есть она слышала различие в их артикуляции.

И ещё один момент. Когда в начальных классах учительница английского языка просила учеников рассказать правила построения тех или иных грамматических конструкций, то всем приходилось заучивать их, а Катя просто анализировала то, как она говорит, и из этого выводила правило.

В настоящее время учится в гимназии №12 г. Новосибирска. Учится ответственно, но без фанатизма. Занимается верховой ездой и биатлоном. Любит рисовать. Свободно говорит по-английски, сочиняет стихи, но сам английский язык ей интересен только как средство общения и получения информации. В пятом и шестом классах с интересом изучала немецкий, но пришлось оставить это занятие до поры до времени из-за недостатка времени также как и рисование.

Катя – ребёнок с обычными способностями. Если бы английский не был ей заложен практически с рождения, она бы знала его не лучше прочих ответственных учащихся. Но говорила ли бы она на нём свободно? Едва ли. Причём у неё уходило бы гораздо больше времени на выполнение домашних заданий: заучивание новых слов, текстов, выполнение грамматических упражнений. К сожалению, на сегодняшний момент ситуация такова, что дети, которые не занимаются с репетитором, не могут заговорить на иностранном языке. Им не хватает для этого языковой практики. То есть, тех человеко-часов, что прописаны в школьных планах, не достаточно. (Есть, конечно, и другие причины.)

В школе у Кати английский начался со второго класса, но до пятого класса преподавание осуществлялось настолько непрофессионально, что толку от таких занятий не было. Поэтому, когда Катя училась в четвёртом классе, мне пришлось потратить полгода и объяснить ей основные грамматические структуры в объёме примерно восьми классов общеобразовательной школы. В последствие этот багаж помогал ей из года в год занимать первые места в олимпиадах и конкурсах по английскому на городском уровне, а также в шестом классе сдать экзамен PET (уровень B1, intermediate) на знание языка на отлично, несмотря на то, что она вообще не занималась языком. Возможность сдать этот экзамен была презентована Катюше после победы в городском конкурсе. И сдавала она его вместе с девятиклассниками, которые проиграли ей по баллам.

Чтобы поощрить Катюшу в изучении английского и развить её языковые способности, я придумывала различные темы для научно-практических конференций (НПК), которые проводятся в нашей гимназии №12 с первого класса и являются обязательными, таким образом, чтобы они вызывали её интерес, с одной стороны, и служили стимулом к освоению новых навыков. В рамках каждой темы Катюша изучала (конечно, с моей помощью) сам предмет исследования и через это знание должна была создать нечто подобное. Вот эти работы.

Во втором классе – «Чей Винни Пух лучше сочиняет стихи?»

К восьми годам я уже неоднократно читала Кате полное собрание сказок про Винни Пуха и в оригинале и на русском в переводе Бориса Заходера. Целью данной НПК стало исследование стихов, сочинённых Винни Пухом, и их переводов, а также выбор наилучшего перевода (с точки зрения главного читателя — ребёнка) по определённым критериям. Критерии определяли мы с Катей, а вот анализ проводила она сама с участием двоюродной сестрёнки Анечки, ровесницы Кати.

В третьем классе  – «Баю-баюшки-баю, Sleep-oh-sleep, my baby»

Целью этой НПК стало исследование колыбельных песен на русском и английском языках, в результате которого Катя и Аня должны были, используя полученные знания, сочинить свои собственные колыбельные, Катя – на английском, а Аня – на русском.

В четвёртом классе – «Как написать настоящий лимерик?»

Целью этой НПК было изучение такой стихотворной формы как лимерик на примерах ярких её представителей — лимериков Эдварда Лира, анализ переводов этих лимериков разных авторов на русский язык, выбор наиболее качественных и, в заключение, сочинение своих собственных лимериков на русском и английском языках. После этой работы Катя приобрела уверенность в том, что при необходимости сможет сочинить стихотворение.

Роль чтения правильной литературы для развития речи трудно переоценить. Поэтому пока ребёнок маленький, нужно как можно больше читать ему. Как он подрастёт, научить и заинтересовать читать самостоятельно, и потом периодически стимулировать этот интерес. Если ребёнок говорит на двух языках, он должен читать на обоих языках. Когда Катя была маленькая, я очень много ей читала. К пяти годам она уже сама читала хорошо по-русски, а к шести — по-английски. Интерес к книгам, чтению поддерживает развитие речи.

С этой целью мы периодически покупаем Кате книги в оригинале. В пятом классе она прочитала 7 книг о Гарри Поттере. Целью её чтения не было освоение языка. Но даже такое чтение дало ощутимый результат уже в первые дни: она стала использовать в речи новые слова, интересные обороты. Читая, она находила русские аналоги английским идиоматическим выражениям, которые казались ей интересными. В шестом классе Катюша прочитала сборник Энид Блайтон “The famous five adventure collection”. В седьмом — семь книг “The Lord of the rings”.

Оценивая речевое развитие ребёнка-билингва, нужно принимать во внимание не только владение иностранным языком, но и, прежде всего, родным. На русском языке Катя разговаривает довольно грамотно, если оценивать строго. В начальной школе в школьной олимпиаде по русскому даже занимала первые места. В седьмом и восьмом классах – 7 место.

Стихи Кати Короткевич

Школьные грамоты Кати Короткевич

Саша (2009 г.р.)

Саша – немного другой ребёнок. Я не занималась с ним так системно, как с Катей. Всё шло само собой. Сейчас я об этом жалею. По-английски я стала разговаривать с ним с года и активно занималась до двух лет трёх месяцев. Как раз в это время Саша начал говорить и по-русски и по-английски. Затем в течение полугода почти до трёх лет общалась с ним мало (из-за сильного токсикоза во время беременности), не говоря уж о развитии, да и потом, когда родился Коля, на наше общение оставалось мало времени. Также как и Катя, Саша начал с коротких английских слов,  смешивая русские и английские, но потом всё разделилось. И сейчас, если с ним говорят по-английски, он тоже говорит по-английски, а если по-русски — отвечает на русском.

Но, в общем, Саша оказался обделённым должным вниманием. Тем не менее в четыре года три месяца он научился определять, на какие звуки начинаются слова и складывать простейшие слоги из двух букв на русском языке.

Что касается английского, он не использует:

  • упорно в 3-м лице has, does,а только have, do соответственно
  • согласование времён
  • Conditional 2, 3

Не стабильно правильно строит:

  • вопросительные предложения
  • предложения с Conditional 1

Иногда, забыв английское слово, строит его из русского, но по правилам английского словообразования, и наоборот.

Например,

«The pencil should be torched.» (от слова точить :)) или говорит по-русски: «А отсюда вынимаются соды». Соды – это swords. Забыв русское слово «сабля», он подставил английское, а к нему окончание множественного числа из русского языка.

Сейчас мы пытаемся наверстать упущенное с помощью активного использования различных игр как на русском, так и на английском языке (подробнее о них в рубрике «Игры»), насколько Коля нам позволяет.

Коля (2012 г.р.) понимает, что от него хотят, на обоих языках, но ещё не начал говорить, ждём-с.

Прокомментировать статью

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *